+7 (831-30) 6-98-99

«Система» в БДТ имени В. И. Качалова: воспоминания о будущем

Один из старейших, самых уважаемых, самых любимых. В Казани, в Tатарстане, наконец, в России. О Казанском государственном академическом русском Большом драматическом театре им. В. И. Качалова легко и приятно говорить в превосходной степени.

Tем более что повод для обсуждения всегда есть — новые проекты, новые премьеры, а теперь еще и масштабная реконструкция, завершение которой стало событием государственного масштаба.

Новый сценический комплекс для Большой сцены и оснащение репетиционного зала выполнила фирма «Система» — в стенах Качаловского театра мы работали уже в третий раз.

Сегодня прошло уже достаточно времени, чтобы отстоялись впечатления, а оборудование прошло испытательный срок. И на вопрос «Ну как?» можно ждать вполне осознанного ответа. Ответа, который неизбежно и логично начинается с экскурса в прошлое.

Мы долго ждали

— Художник всегда счастлив, когда он нужен людям, когда ему помогают и идут навстречу. Сегодня меня переполняет радость, хотя это бывает редко. Мы долго ждали этого дня, — сказал 7 сентября 2014 года в ответ на поздравления с новосельем Александр Славутский, художественный руководитель и директор БДТ им. В. И. Качалова. Человек, с именем которого связаны последние двадцать лет этого театра. Тут нет места для ложной скромности. Славутский говорит прямо: «Театр — это главное, что у меня есть. Мой театр».

Александр Славутский
Александр Славутский

И он имеет на это право. Если бы не его упорство, а иногда просто упертость, кто знает, на какой сцене, в каких стенах и с каким оборудованием сегодня работал бы Качаловский театр.

Но вернемся к истории. Ждали реконструкции действительно долго. Еще в середине 1990-х всеми заинтересованными лицами было признано — реконструкция нужна. В начале 2000-х стартовали первые ремонтные работы. Но никто тогда не предполагал, что все это растянется аж на три пятилетки.


Фасад театра им. В. Качалова

Итогом первых 11 лет «вялотекущей», как ее впоследствии окрестила пресса, реконструкции стала перестройка входной группы и строительство Малого зала. Оснащением его занималась фирма «Система». Этот объект мы до сих пор вспоминаем с удовольствием и гордостью. Потому что работали с профессиональным азартом и сцену сделали в итоге «хайтековскую», по выражению худрука Славутского. Которая и сегодня морально себя не исчерпала.

Но только Малого зала театру было мало. Такой вот каламбур. Мало объективно, для работы.

— Все было в плохом состоянии, театр много лет просто разрушался. Кровля текла, потолки обваливались. Да и техническое оборудование давно уже надо было менять, ― укладывает Славутский в три предложения хозяйственный итог последних десяти лет жизни театра.

Без картинного возмущения в адрес властей ― мол, да как же допустили, чтобы старейший, заслуженный... и т. д., и т. п. Потому что «причины финансового характера» в нашей стране минуют редкий театр. Но с этим можно работать.

Слово Президента

Говорят, Россия — страна царей. Была, есть и будет — какими демократическими именами ее не называй. Мол, это у нас в крови.

Славутский против.

— Надо чтобы на своем уровне все работало как надо! — в сердцах говорит он. Но тут же честно добавляет ― Хотя часто у нас именно так ― пока «первый человек» не скажет, ничего не двинется.

Это — из его личного директорского опыта. Именно добрая воля Президента Татарстана Рустама Минниханова в итоге привела театр Качалова в то состояние, которое сегодня приятно и обсудить, и продемонстрировать. Добрая воля, помноженная на «настырность» самого Славутского.

— Под лежачий камень вода не течет, ― «оправдывается» Александр Яковлевич. — У меня была задача построить театр, и я достаточно ждал. Были, кстати, предложения от прежних министров закрыть театр, а потом начать «выбивать» деньги. Но мне нужны были гарантии. И вот после часовой беседы с Президентом все двинулось.


Президент Татарстана Рустам Минниханов поздравляет коллектив БДТ с окончанием реконструкции

 

Так в 2011 году, к своему 220-летию, театр получил подарок ― личный президентский контроль реконструкции. Которая из «вялотекущей» резко превратилась в «кипящую», и меньше чем через три года театр отметил, по сути, новоселье.

― Александр Яковлевич, вопрос щекотливый, но куда от него уйдешь по сегодняшним временам? Русский театр в Татарстане. Национальный вопрос в вашей жизни...

― Татарстан вообще, по моему мнению, — один из немногих регионов, где власть понимает, что вкладывать в искусство — это вкладывать в генофонд, ― прерывает Славутский. — В республике два государственных языка. Мы сосуществуем, обогащая друг друга. Других вариантов я не предполагаю. Да и какой может быть национальный вопрос, если такая реконструкция сделана, по сути, на деньги республики?

Повезло еще, ― возвращается он к вещам практическим, ― что успели уложиться до кризиса.

Изменилось все

Практически каждый, кто впервые входит в обновленный Качаловский, отмечает интересную вещь: театр словно остался прежним.

― Хотя при этом изменилось все, ― говорит худрук.

И уж кому еще это знать наверняка: стиль работы Славутского всегда и везде лично проверять и перепроверять. Это можно обсуждать и осуждать, но такое у него кредо ― руководитель должен быть хозяином. А победителей, как известно, не судят.

― Сейчас вот все приходят и говорят: ах, ах! Но я то знаю, что каждый гвоздик, каждую ручку дверную приходилось пробивать, проверять и отстаивать — чтобы была такая ручка, а не другая. Свой театр мы делали так, как мы его представляем.

Наверное, поэтому в Качаловском волшебным образом сохранилась та, прежняя, атмосфера, за которой сюда приходит уже не одно поколение зрителей.

И при этом ― площадь театра увеличилась почти на 70%, появились новые гримерные, цеха, мастерские, репетиционный зал. И практически новая Большая сцена — добротно оснащенная и комфортная для работы современного театра.

― Я не могу сказать, что в техническом отношении у нас самый лучший театр в стране, ― говорит Александр Яковлевич. — Но театр — это ведь не только технические ухищрения. Театр — это момент творческих решений.

Да, все верно: по одежке встречают, провожают по уму. Но, как говорил герой одного уже забытого сегодня перестроечного фильма, разве плохо, если тебя и встретят, и проводят хорошо?

Механическое оборудование Большой сцены было заменено от и до. Появилась новая система декорационных подъемов — на современных беспротивовесных вертикальных лебедках и лебедках индивидуального подъема, мощных и бесшумных. Последнее особенно важно, потому что стоят они на галереях.


Лебедки на галереях. Вид сверху

― Мы исходили из того, чтобы все было разумно, здраво и по делу, ― комментирует Славутский. — Из этих соображений и оборудование выбирали. Не нужна нам объективно плунжерная система на всю сцену. Ее и нет. А вот круг поворотный нужен — и он есть, 13 метров. Хотя за то время, что круг у нас не работал, мы уже почти отвыкли с ним обращаться...

Можно, можно обойтись и без кругов, и без подъемов. Можно что-то придумать, кого-то попросить, как-то выкрутиться. Но совсем другое дело, когда инструменты для нормальной работы у тебя всегда под рукой. Поэтому круг сделали, встроили в него еще три люка-провала — они могут одновременно с кругом работать. Теперь у нас и такой эффект есть.

В том, как он говорит — не «заказали», не «поручили», а именно «сделали», ― вся суть Славутского-руководителя.

Вместе с ним «Система» «сделала» на Большой сцене механизированную подъемно-опускную оркестровую яму — вещь для театра необходимую. Ведь драматический Качаловский уже давно и успешно ставит музыкальные спектакли. Теперь есть, где грамотно и удобно разместить оркестр, а еще, к примеру, поднять из трюма габаритную декорацию или расширить авансцену. Управляемая площадка ямы быстро и плавно опускается на цепях Serapid в трюм и поднимается на уровень планшета с остановкой в любой нужной точке.

И, конечно, всему голова ― система управления механикой. По своим возможностям Качаловскому театру идеально подошла система Magic. Потому что позволяет не только составить замысловатую комбинацию движений механизмов, но и записать ее, а потом просто воспроизвести сценарий целого спектакля или его части. И в то же время в любой момент остановить воспроизведение, внести коррективы, запустить продолжение. Человек остается главным, но спектакль — застрахованным от «человеческого фактора».

Светодиодный раскрас

За что любят Качаловский театр ― за то, что он умеет радовать и увлекать зрителя очень разного. Не в ущерб философии содержания в БДТ умеют на 100% использовать красочность формы. Одним из инструментов создания которой является сценический свет.

Новый световой комплекс Большой сцены — в хорошем смысле стандартный для серьезного драматического театра. Прожекторы в управляемых цифровых лирах Comandor, большое количество скроллеров Colorit, которые можно свободно перемещать между прожекторами. Полноценный набор профильных прожекторов Selecon и Е«С, приборы с полным вращением — заливные и профильные прожекторы Vari Lite, приборы эффектов Martin.


Новый постановочный свет

Главная особенность светового оснащения Большой сцены — заливной свет, построенный практически полностью на светодиодных циклорамных светильниках PLCyc1 от Philips Selecon. Этим приборам не нужны пленочные фильтры, они самостоятельно могут излучать большое количество цветовых оттенков, причем отличного качества. И хорошо работают в группе: свет соседних прожекторов смешивается равномерно. По крайней мере, художник по свету театра им. В.Качалова новым оборудованием более чем доволен.

Плюс экономия электроэнергии и комфортная температура на сцене. В Казанском БДТ покупку светодиодов считают оправданной по всем статьям.

Поправим геометрию

Здание театра им. В.Качалова в 2014 году отпраздновало вековой юбилей. И с этим историческим фактом пришлось серьезно поработать специалистам-акустикам фирмы «Система». Не идеально прямые углы и разноуровневое расположение балконов сто лет назад, возможно, и не считались серьезными недостатками. Однако современные требования к качеству звучания вынуждали «что-то с этим делать».

Проблему решили путем ювелирной настройки звукового комплекса ― методом электронной задержки с использованием измерительного комплекса SIM3 фирмы Meyer Sound были выровнены «несанкционированные» провалы и пики, сглажены все негативные эффекты. В итоге театр Качалова сегодня имеет полноценный и отлично работающий звуковой комплекс на базе оборудования Meyer Sound: система озвучивания сцены, акустические системы левого и правого каналов озвучивания партера, линии задержки для озвучивания балконов, центральный кластер, суббасовая система, система infill для подзвучки передних рядов и четырехканальная система распределенных по залу звуковых эффектов.

И сегодня безупречный звук уже активно работает в репертуаре театра. В мае прошла премьера к 70-летию Победы — музыкально-поэтически-документальный спектакль «Незабываемое. Женские голоса войны», где из декораций только 11 стульев на пустой сцене. Все остальное — голоса, музыка, звук.


Легендарный «Скрипач на крыше» Качаловского театра возвращается на родную сцену

— Сейчас мы готовим «Женитьбу Фигаро» ― этот спектакль тоже будет густо насыщен музыкой, ― говорит Александр Славутский. ― Так что все хорошо. Кстати, недавно пришел к нам новый специалист — сразу сказал: «Ну, с такой аппаратурой можно работать!»

Театр-фестиваль

Это была давняя мечта Славутского — организовать в Казани новый театральный фестиваль. Качаловский фестиваль. И сегодня мечта эта как никогда близка к исполнению.

― Теперь у нас есть база. Есть театр-фестиваль. Есть основная, Большая сцена. Есть Малая. И есть, как я ее называю, промежуточная сцена — репетиционный зал.

Репетиционный зал в Качаловском театре по своему оснащению приближен к основным площадкам. Есть здесь и верхняя механика, и управляемый сценический свет, и качественная электроакустика. Поэтому спектакль можно довести почти «до готовности» именно здесь, и уже за неделю-две переносить на Большую или Малую сцены.

Более того, случись уж наконец в Качаловском долгожданный фестиваль:

― Мы сможем играть на трех площадках одновременно, ― говорит Александр Яковлевич.

А на вопрос — кого будет приглашать на «пилотный выпуск» фестиваля, так же уверенно отвечает:

― Лучших.

Как иначе!

Все эти разговоры-воспоминания-отзывы-комментарии происходят в воскресенье утром. Славутский, естественно, у себя в кабинете. По видеотрансляции наблюдает, как идет спектакль на Большой сцене:— как зрители реагируют, как музыканты играют. Кивает на монитор — удобную вещь ваши ребята сделали.

― Александр Яковлевич, в прошлом году, 27 ноября, как раз в ваш день рождения, в Качаловском театре был праздничный вечер в честь открытия здания. Вы так и сказали, что сами себе сделали подарок. А в этом году что планируете себе подарить?

— Что у меня в этом году на день рождения запланировано? — вполне серьезно поворачивается к своей помощнице Славутский. А потом задумчиво добавляет:

— Премьеру какую-нибудь надо бы. А как же иначе?